Мир Поздравлений

"Община святой Евгении"

В России в конце XIX - начале XX веков открытка переживала эпоху расцвета . В этот поистине золотой период для "артистических карточек" (открытки с каким-либо изображением, которое создавалось художником) в их создании принимали участие очень многие известные живописцы тех лет. Среди них, к примеру, были Виктор Васнецов, автор множества известнейших картин на темы русских сказок и былин, Александр Бенуа, создатель и безусловный лидер известной художественной группы "Мир искусства" и многие его единомышленники, а также большое число представителей академической школы живописи.

Если же вспомнить не художников, создававших открытки, а обратить внимание на тех, кто их издавал, то есть фактически продвигал в жизнь, то здесь ведущее место по праву занимает издательство, известное под названием "Попечительный комитет о сестрах милосердия русско-турецкой войны", чаще упоминаемый в литературе под названием "Община святой Евгении". Так сложилось исторически, что именно это издательство выпустило большинство наиболее известных русских открыток в предреволюционные десятилетия и, кроме этого, оно стало одним из первых русских издательств, обратившихся к выпуску иллюстрированных открыток.

История возникновения издательской группы "Общины святой Евгении" весьма любопытна. Однажды, а это происходило в 1880-е годы, известный русский живописец Гавриил Павлович Кондратенко отправился на этюды в Крым. В Севастополе он встретил нищую, оказавшуюся бывшей сестрой милосердия, а так в те годы называли медицинских сестер. Во время русско-турецкой войны 1877 - 1878 годов они выхаживали раненых, но после ее окончания оказались не у дел, без средств к существованию и сильно бедствовали. Встреча произвела на художника сильное впечатление и он не остался безучастным к судьбе этих женщин. Вернувшись в Петербург, Г.П. Кондратенко организовал благотворительную выставку в пользу сестер милосердия, и, кроме этого, обратился за помощью к влиятельным лицам, употребив имеющиеся связи и знакомства. В итоге в 1882 году был организован "Санкт-Петербургский Попечительный комитет о сестрах Красного креста". Инициаторами его создания явились российские деятели искусства. Заботу об этой благотворительной организации взяла на себя принцесса Евгения Максимилиановна Ольденбургская, внучка императора Николая I. В честь ее небесной покровительницы, святой Евгении, организация и получила название "Община святой Евгении". После революции, в 1920 году издательство было переименовано в Комитет Популяризации Художественных Изданий или сокращенно - КПХИ при Государственной Академии истории материальной культуры и в таком виде просуществовало до 1930 года.

Как и всякой благотворительной организации "Общине" были необходимы деньги: для строительства больницы, содержания приюта для престарелых сестер и для работы подготовительных курсов для молодых на случай войны. В поисках средств в 1896 году "Община святой Евгении" приступила к издательской деятельности, в том числе и к выпуску иллюстрированных открыток, среди которых большое место занимали репродукции произведений изобразительного искусства, и в первую очередь русского. Круг издательских интересов Общины был достаточно широк, но вся она так или иначе по преимуществу была связана с искусством и с художественной сферой. Именно Община впервые в истории России начала издавать большими тиражами самые различные открытки, а также репродукции живописных и графических произведений как в форме открыток, так и плакатов. Среди них были и плакаты, рекламирующие деятельность Общины, которые создали специально для нее Л. Бакст, Д. Митрохин, С. Яремич.

Особого упоминания требуют изданные "Общиной" книги. Это были высокохудожественные издания, в которых значительное место занимали эстампы и репродукции. Макеты этих книг также были весьма оригинальными и новаторскими. Общиной были изданы путеводители по Павловску и Петербургу с гравюрами А.П. Остроумовой-Лебедевой, путеводитель по Эрмитажу с текстом, написанным А. Бенуа, монографии искусствоведа С. Эрнста о Н. Рерихе и К. Сомове. Считается, что одним из самых замечательных дореволюционных изданий Общины была книга "1812 год в баснях Крылова", блестяще выполненная художником группы "Мир искусства" Г. Нарбутом. По поводу этой книги известный русский философ серебряного века В. Розанов заметил, что хорошо бы, чтобы "наши классики были когда-нибудь императорски изданы с таким же великолепием шрифтов (конечно, старинного стиля!), как эти четыре басни". Вслед за этой книгой раритетные издания были продолжены выпуском "Моцарта и Сальери" А.С. Пушкина, где большие страничные иллюстрации принадлежали М. Врубелю, а оформление сделал С. Чехонин. Первой книгой, выпущенной в советское время, стала монография С. Эрнста, посвященная творчеству А. Бенуа, которая продолжила серию "Русские художники". Самой знаменитой книгой, выпущенной в 1920-е годы, уже Комитетом популяризации художественных изданий был "Медный всадник" А.С. Пушкина с иллюстрациями А. Бенуа и вступительной статьей П. Щеголева. Из числа наиболее популярных альбомов можно назвать "Шестнадцать автолитографий" Б. Кустодиева, хорошо известного своей живописью, но нередко повторявшего излюбленные сюжеты в гравюре, "Петербург" тонкого и лиричного графика А. Остроумовой-Лебедевой, творчество которой было связано с "Миром искусства", "Портреты русских художников" и "Деревня" Г. Верейского, "Петербург в двадцать первом году" М. Добужинского. Часть экземпляров этих изданий была раскрашена авторами от руки, часть отпечатана на цветной, сине-серой и желтовато-серой бумаге, экземпляры альбомов были пронумерованы, что всегда особенно ценится коллекционерами.

Но книги и альбомы - это все же скорее раритеты, отдельные вершины полиграфического искусства. Основную же часть печатной продукции "Общины" составляли издания, которые сегодня относятся к разновидности искусства, именуемой графическим дизайном. Издатели печатали самые различные портреты, календари и альбомы, каталоги к выставкам. Среди их "находок" можно назвать введенные в обиход именно этим издательством художественно оформленные почтовые конверты, в которых можно было рассылать визитные карточки. Эти конверты довольно долго так и назывались: "вместо визитов". Издание этих конвертов было одним из первых шагов нового издательства, которое возглавил Иван Михайлович Степанов.

Община издавала журнал "Открытое письмо", ставший своеобразной иллюстрированной хроникой открыток. Его редактором был известный график и архитектор, директор Библиотеки Академии художеств Федор Густавович Беренштам. Журнал начал выходить 1 октября 1904 года. Интересной находкой издательства было то, что подписчики получали приложения к нему в виде открыток, не поступавших в розничную продажу и потому очень редких.

Но, несмотря на все многообразие печатной продукции, более всего "Община" была известна благодаря открыткам. Об их многочисленности свидетельствует хотя бы то, что иногда еще и сегодня их можно встретить в антикварных магазинах.

Можно назвать несколько причин необычайной популярности открыток "Общины св. Евгении". Во-первых, они выгодно отличались от того, что было массовым и привычным для того времени. До появления своих издательств в России было громадное число открыток салонного типа, поступавших из Австрии, Германии, Франции. И потому репродукции произведений отечественных мастеров, причем мастеров первого ряда, лучших, чьи имена были на слуху, воспринимались с большим энтузиазмом. Во-вторых, большое место в деятельности издательства играла реклама. Журналы тех лет пестрят объявлениями об изданиях Общины. При этом в них всегда указываются имена художников, чьи карточки с рисунками имеются в продаже, не забывается и благотворительность, так как присутствует информация о том, в пользу какого проекта собираются деньги. Все это говорит о высокой культуре работы, об издательском профессионализме.

И еще об одном нельзя не сказать. Все, кто когда-либо писал об открытках этого издательства, единодушно говорят о высоком качестве их полиграфического исполнения. Принято считать, что открытки "Общины св. Евгении" - это всегда хорошая печать и безупречный художественный вкус. С некоторыми поправками на стиль и моду эпохи, в целом с этим можно согласиться. Практически не будет преувеличением назвать все, что было издано Общиной, шедеврами русского печатного искусства. И это вполне естественно, ведь Община, по мнению искусствоведа В. Курбатова, сотрудничавшего с издательством, "не столько пользовалась энтузиазмом к искусству, зажженным другими, сколько сама с трудом и риском зажигала это пламя". В этом нетрудно убедиться, посмотрев воспроизведения открыток. И вполне можно присоединиться к мнению одного из рецензентов начала XX века, который считал, что у этих открыток лишь один недостаток - "их жаль посылать на почту". Это было результатом, с одной стороны, высокого качества воспроизводимых оригиналов, с другой - участия художников непосредственно в процессе производства, что немаловажно.

Благотворительное дело издания открыток пользовалось постоянной поддержкой со стороны творческой интеллигенции. Так, известно, что значительную помощь издательству оказывали глубоко почитаемый в то время В. Васнецов, а также А. Бенуа, М. Нестеров, Н. Самокиш, В. Переплетчиков, Н. Рерих, искусствовед В. Курбатов, представители академической школы профессор Султанов и академик Суслов и многие другие деятели искусства. Именно они способствовали высокому художественному уровню открыток, издаваемых "Общиной".

Дебютом издательства стал выпуск художественного конверта, который был приурочен к Пасхе 1896 года. Он был оформлен весьма скромно, однако не только оправдал себя с коммерческой точки зрения, но и как всякое новое и интересное начинание имел большой успех. Вслед за изданием первого конверта к их выпуску были привлечены такие мастера изобразительного искусства, как Л. Бакст, М. Добужинский, В. Замирайло, Е. Лансере, Г. Нарбут, В. Щуко, С. Чехонин, С. Яремич. К двадцатилетию окончания русско-турецкой войны, на Пасху, в апреле 1898 года, а надо заметить, что это были времена, когда к написанию писем относились весьма серьезно, И. Степанова осеняет идея об издании в дополнение к конвертам художественных открытых писем, причем сделать это предполагалось на местной базе, в России. С этой целью художник Н. Каразин выполнил четыре акварели, с которых в "Заведении графических искусств Э.И. Маркуса" способом цветной литографии были отпечатаны первые открытые письма "Общины". В этом же году была выпущена первая серия, состоящая из десяти открыток. Ее успех превзошел все ожидания издателей, поскольку достаточно большие тиражи, по 10000 экземпляров каждой открытки, пришлось повторить. Первые издания открыток осуществлялись по специально созданным для них рисункам. Так, известно, что среди первых открыток были "Кошевой атаман Серко" И. Репина, вероятно, это был один из этюдов, созданных в процессе работы над известной картиной "Запорожцы пишут письмо турецкому султану", "Голова старушки" К. Маковского и работы многих других известных живописцев. Значительность данному событию придавало то, что специально для серии открытых писем был приготовлен конверт с рисунком Е. Бём, художницы очень много сделавшей для развития открытки в России.

Обычно издательство проводило тематические конкурсы на издание открыток и получало в результате его проведения в свою собственность оригиналы рисунков художников. Таким образом, в издательстве оказалось несколько сотен рисунков, имевших несомненную художественную ценность, ведь это были произведения мастеров. Но многие из них до нашего времени не дошли, поскольку издательство время от времени организовывало их распродажу. Так, в марте-апреле 1905 года Община объявила о распродаже 145 рисунков со своего петербургского склада и 46 - с московского. На сегодня местонахождение большинства из распроданных образцов неизвестно, и тем большую ценность представляют их воспроизведения в открытках.

"Общиной св. Евгении" были выпущены открытки, посвященные столетнему юбилею А.С. Пушкина. Как и обычно в юбилейные даты, в 1899 году резко вырос интерес к творчеству поэта. Издательством был объявлен конкурс на создание рисунков для открыток, посвященных А. С. Пушкину. По итогам конкурса была издана серия открыток-иллюстраций к произведениям поэта, а также его фотографии. Многие известные мастера предложили издательству свои рисунки. Так, Е. Бём, представила для печати четыре иллюстрации к "Евгению Онегину", известный график М. Зичи - три рисунка: к поэме "Цыганы", "Бахчисарайскому фонтану" и к стихотворению "Я здесь, Инезилья...". Автор первых акварелей - Н. Каразин - предложил рисунки к стихотворению "Бесы", а В. Васнецов и известный художник-сказочник, автор великолепных иллюстраций к "Коньку-Горбунку" А. Афанасьев - иллюстрации к "Сказке о рыбаке и рыбке". Интересно, что часть тиража пушкинской серии открыток впервые продавалась наборами в художественных конвертах. Такими проектами начинала свою деятельность "Община святой Евгении".

Далее события разворачивались стремительно и с нарастанием. В 1902 году были подведены итоги конкурса на создание рисунков для открытых писем, посвященного 200-летию Санкт-Петербурга. Глава издательства И. Степанов отмечал в своих воспоминаниях, что благодаря этому конкурсу удалось установить прочные связи с художниками, группировавшимися вокруг журнала "Мир искусства" и что "это обстоятельство внесло решительный переворот в план издательства". В жюри юбилейного петербургского конкурса был приглашен Александр Николаевич Бенуа, известнейший художник, искусствовед, руководивший изданием журнала "Мир искусства" и потому уже имевший опыт издательской работы. Кроме этого, немаловажно, что журнал "Мир искусства" по тогдашним временам был одним из самых передовых и интересных по уровню графического оформления. И даже сегодня, когда берешь в руки издания столетней давности, поневоле думаешь о том, что многое из этих журналов не грех было бы перенять и нынешним изданиям. Так что приглашение А. Бенуа было, что называется, попаданием в десятку, поскольку он был бесспорным лидером в издательском деле тех лет. Александр Бенуа подружился с руководством "Общины", нашел с ними общий язык, что опять-таки неудивительно, ведь они работали на общей ниве художественного просвещения и имели общие интересы, поскольку главной целью как тех, так и других было воспитание художественного вкуса публики. А. Бенуа вошел в Комиссию художественных изданий "Общины" и фактически стал негласным руководителем издательства, не только определяя тематику изданий и редактируя подписи к рисункам, то есть занимаясь чисто художественной стороной дела, но и контролируя производственный процесс, осуществляя корректуру передачи цвета в процессе печати. В этом смысле художник, да еще обладающий энциклопедическими знаниями и хорошим глазом, был незаменим. Дочь И. Степанова писала, что в издательстве к А. Бенуа относились "с глубоким уважением, преданностью и восхищением. Блестящий ум, талант художника, громадная эрудиция делали его центром в работе издательства". С помощью А. Бенуа в издательскую орбиту Общины были втянуты в той или иной мере и другие мирискусники. Практически почти все мастера этой группы делали рисунки для открыток, кроме этого, вместе с А. Бенуа в издательстве работали художник и искусствовед С. Яремич и искусствовед В. Курбатов.

С приходом в издательскую сферу художников "Мира искусства" начался самый интересный и плодотворный период издательской деятельности "Общины" по распространению и популяризации в России русского и зарубежного искусства. Они начали выпускать в виде открыток не только произведения современных им художников. Издатели обратились к репродуцированию произведений живописи и скульптуры из собраний Эрмитажа, Русского и Румянцевского музея, Третьяковской галереи и Оружейной палаты, Музея Академии художеств, Музея барона Штиглица и других, открыв таким образом еще одну новую главу в истории русской открытки.

Последний каталог открыток "Общины" был составлен по состоянию на 1 января 1915 года. В книге И. Степанова "За тридцать лет". 1896 - 1926", посвященной изданию открытых писем "Общиной св. Евгении", вышедшей в 1928 году, говорится о том, что за тридцать лет существования издательства было выпущено более 6500 открыток, а к 1930 году их числу достигло 7000, причем тиражи каждой из открыток составляли в среднем 10000 . Кроме этого, за годы существования "Общины" было выпущено более 150 книг, альбомов, брошюр, каталогов и проспектов.

В 1926 году, когда исполнилось 30 лет со времени создания издательства, А. Бенуа, живший уже во Франции, обратился в письме к организатору издательства И. Степанову с выражением признательности к его "гигантской картотеке", так он обозначил коллекцию изданных открыток. И далее А. Бенуа продолжает: "В сравнительно скромной области Вы создали большое и прекрасное дело. Вы, как никто, послужили нашей русской образованности". Думается, в этих словах заключена истинная оценка просветительской роли открытых писем.

Невозможно перечислить и назвать все темы открыток, к которым обращалась "Община св. Евгении". Обозревая сохранившиеся до наших дней открытки, невольно делаешь и еще одно открытие. Оказывается, что несмотря ни на какие перипетии истории, вкусы наши во многом остались теми же. Обозначим хотя бы некоторые из сюжетов открыток. Это виды городов и различных мест, храмы и архитектурные памятники, портреты выдающихся государственных деятелей, военных, актеров, писателей и художников, жанровые сценки, изображения животных и растений, народные типы. Безусловно, все изданное, как и во всякой коммерческой деятельности, было отражением вкусов и предпочтений россиян того времени. Итак, познакомимся с тем, что любили, смотрели и посылали по почте своим друзьям и близким наши бабушки и прабабушки.

Очень популярными в России были открытки с портретами членов императорской семьи и с историческими портретами русских полководцев (А.В. Суворова, М.И. Кутузова), которые были выпущены серией из 12 работ. Отдельно была напечатана серия, посвященная Петру I. Отечественная война 1812 года была показана в литографиях известного графика А. Орловского ("Генерал от кавалерии граф Витгенштейн поражает Маршала Удино под Клясчицами 18 июля 1812 года"), в рисунках Д. Скотти и очевидца и участника событий Фабер-дю-Фора. Большой популярностью пользовались былинные герои. Отдельную серию составляли архитектурные пейзажи, представляющие воспроизведение известных архитектурных памятников, причем не только в современном их состоянии, но и в виде так называемого ретроспективного пейзажа, являющегося исторической реконструкцией, жанра столь излюбленного группой "Мир искусства" (работы А. Бенуа, М. Добужинского, Е. Лансере). Особенной любовью и популярностью пользовались открытки с российскими типами и вообще сюжеты, связанные с особенностями русской жизни. В первую очередь это были торговцы самыми разными товарами, например, сбитнем, и просто прохожие на улице. В таких открытках есть полное раздолье для рассматривания и знакомства с бытом и обликом россиян тех лет. Отдельная серия представляла народный костюм различных губерний страны. Особенно популярными были открытки, изображавшие детские головки и сцены с детьми, которые любила художница Елизавета Бём ("Раз в крещенский вечерок"). Довольно много выпускалось самых разных пасхальных открыток. Словом, открытки существовали на все случаи жизни и были рассчитаны самые разные вкусы.

Кроме иллюстрированной, то есть авторской, "Община" также выпускала видовые открытки, состоящие из фотографии либо соединения нескольких фотографий. Нередко изображение дополнялось печатными типографскими виньетками или рисунком. Это были в первую очередь мотивы Петербурга и его окрестностей, Москвы, а также очень любимой тогда Малороссии. Кроме этого, любовью пользовались открытки с видами Кавказа и Крыма, которые посылали домой отдыхающие там россияне, виды Урала и Сибири. Всего в открытках Общины было представлено более 200 географических точек и около 3000 сюжетов.

Если "Община св. Евгении" в своей издательской деятельности ориентировалась преимущественно на изобразительные, художественные оригиналы для печати, открытки с воспроизведением которых обычно называются репродукционными, то другие издательства по большей части предпочитали печатать открытки с фотографий, выполненных известными фотомастерами.

Наряду с "Общиной св. Евгении" в России существовали и другие издательства, хотя сведения об их деятельности крайне фрагментарны. Так, петербургское издательство А. Фельтена начинает свою деятельность в конце 1890-х годов и издает в основном печатные воспроизведения гравюр, выполненных в технике офорта. Известный русский гравер М. Рундальцев исполнил для издательства серию из 6 офортов с известных живописных произведений из собрания Эрмитажа. Этим же гравером для издательства была выполнена серия "Женщины России" и серия, посвященная 200-летию Петербурга. Следует заметить, что сегодня в связи с развитием печатной техники эта линия открытки практически исчезла. Кроме издательства А. Фельтена, в Петербурге выпускали открытки издательства "Ришар", "Русский музей", "Всемирный почтовый союз". Интересный вариант использования открыток применило издательство "Всемирный почтовый союз". Оно выпустило рекламные карточки одной из фирм, "Товарищества Эйнем", в виде открыток. На них были изображены женские головки в стиле модерн, а также типы старой Москвы и сцены из русской жизни. В Киеве открытые письма выпускало издательство "Рассвет", которое наряду с оригинальными открытками печатало европейские открытки с русскими надписями. В Риге открытки выпускало издательство "Ленц и Рудольф".

На первый взгляд кажется, что скромная небольшая открытка не может совершить переворота в сознании людей и что ее влияние на менталитет не очень значимо и сильно преувеличено. Она не может повысить культурный уровень и существенно изменить вкусы людей на огромной территории. Но если вспомнить, что в России на рубеже XIX и XX веков количество картинных галерей было весьма ограниченным и они располагались только в центральном регионе, а передвижные выставки были лишь редким эпизодом в художественной жизни, в то время как открытки свободно путешествовали не только внутри страны, но и за ее пределами, только тогда становится понятным, сколь большую роль играла открытка в художественном просвещении и воспитании народа, да и, кроме всего прочего, в подготовке грамотного зрителя, понимающего изобразительное искусство. Уже в изданиях того времени подчеркивалась особая роль открыток "Общины" в развитии художественных вкусов самой широкой публики. К примеру, газета "Утро России" в 1912 году писала, что издательство "совершило переворот в истории русского открытого письма; оно сумело поднять его на высоту требований самого тонкого ценителя искусства, сделать из него общедоступную библиотеку по истории искусства". По тогдашним меркам это было немало.

Размышляя на эту тему, вполне можно согласиться с Н. Шабельской, автором статьи "Новая отрасль художественной промышленности", напечатанной в журнале "Искусство и художественная промышленность" в 1899 году, которая таким образом определяет значение открытки: "Почтовая карточка как одно из орудий распространения знания, развития чувства изящного, любви к природе, ко всему прекрасному - не забава, и труд, потраченный на украшение ее, в высшей степени важен и плодотворен. Она сослужит верную службу для просвещения народа в самом широком значении этого слова. Художники, работающие для почтовой карточки, будут деятелями на почве народной". И далее автор добавляет: "Как же не желать всем сердцем, чтобы русские художники уделили частичку своих талантов для этого маленького по объему предмета искусства, но такого большого по приносимой пользе". Вполне соглашаясь с автором и присоединяясь к ее мнению, можно добавить и еще такой немаловажный, на наш взгляд, момент: открытка общедоступна, вездесуща, легко видоизменяется, она приходит к нам домой и способна украсить жизнь любого человека, с самыми различными интересами и запросами. Потому, думается, что открытка будет существовать всегда, хотя и переживая, как и всякое явление культуры, не только периоды подъема и взлета интереса, но и времена охлаждения, увлечения иными разновидностями искусства. Но такова логика жизни и спорить с ней не приходится.

Источник: http://literra.websib.ru/borovikova/text_article.htm?82