Мир Поздравлений

День борьбы за права женщин

К концу 1880-х годов, когда в мире возникла идея женской консолидации, в России уже появились женщины, прославившиеся отчаянной борьбой за право реализовать себя и добившиеся редких высот в науках. Достаточно назвать математика Софью Ковалевскую, химика Юлию Лермонтову, юриста Анну Евреинову. Но это были одиночки - как раз тот случай, когда исключения лишь подчеркивают общее правило: чтобы пробиться, женщине нужно биться.

С приходом советской власти День солидарности постепенно сделался праздником - по-прежнему с демонстрациями, лозунгами, речами - только более торжественным и менее практическим.

Потом была борьба за новый быт и освобождение женщины. С одной стороны этого феномена - снизу - были работницы и делегатки, ударницы и выдвиженки. С другой же стороны - сверху - была прославленная Александра Коллонтай. Она включилась в феминистское движение еще на заре революционной эпохи. А после победы большевиков призывала революционные массы к свободной любви. Что, впрочем, не помешало ей сделать беспрецедентную дипломатическую карьеру и - в сталинское-то время! - умереть своей смертью, 80 лет от роду (кстати, в день 9 марта).

Между тем, фактор борьбы женщин за права отошел в СССР на второй, а позже и вовсе на задний план, став просто фоном...

Опять же, казалось, что все права уже завоеваны. Как же? Недаром ведь Любовь Орлова - кумир миллионов, звезда экрана и любимая актриса т. Сталина - сыграла показательные образы: талантливых, свободных и счастливых советских женщин, ученую Никитину и актрису Шатрову ("Весна", 1946 г.) - и талантливую, открытую, но забитую, запуганную, затюканную американку Марион Диксон ("Цирк" 1936). Вот вам два противоположных образа. Два полюса. Два мира. Две женщины (советская-то женщина, независимо от профессии, всё так же счастлива, от фильма к фильму всё более!). И получалось: "советская женщина" - "свободная женщина" - "полноправная женщина" - "счастливая женщина".

И день, ставший праздником, превратился в традицию. В ритуал. В обязаловку. Причем в обязаловку, которую никто не решился бы признать таковой. Как же - женщины!

Слова стёрлись, рисунки смазались, как на старой монете, и достоинства уже не разобрать. И вот уже - просто "женский день восьмое марта". Ни прав, ни борьбы, ни солидарности... Цветы, конфеты. Улыбки, поцелуи. Открытки. Вы-ход-ной... Все. Идея убита.

Первоначально 8 марта был днем солидарности и борьбы женщин за свои права - борьбы коллективной, организованной и отчаянной.

Получается, за каких-то неполных 100 лет произошла полная подмена сути и смысла дня 8 марта.

Источник: http://www.cit-rus.com/container/view_496/struct_1128/